работы /  о заинтересованности акционера при отстранении от

О заинтересованности акционера при отстранении от участия в голосовании

 

 Заинтересованность акционера в совершении сделки имеет самостоятельное значение не только при установлении признаков заинтересованности сделки и инициации процедуры ее одобрения, но и при отстранении акционера от участия в голосовании по вопросу одобрения данной сделки. Иными словами, вполне допустимо говорить о наличии двух последствий установления  заинтересованности. Первым из них будет применение  к совершаемой сделке процедуры одобрения, а вторым- отстранение заинтересованного акционера от участия в голосовании по вопросу одобрения  сделки.

В первом случае, для установления признаков заинтересованности в отношении акционера помимо установления связи с контрагентом[1] необходимо, чтобы он имел 20 и более % голосующих акций общества. Именно основание владения определенным пакетом  акций самостоятельно либо совместно с аффилированными лицами в соответствии с положениями ч. 1 ст. 81 Закона об АО является необходимым условием для признания акционера заинтересованным и, соответственно, для применения к совершаемой сделке специальной процедуры одобрения. Что же касается случая отстранения акционера от участия в голосовании то, в данном случае допустимо говорить о существовании двух различных точек зрения относительно  круга акционеров, рассматриваемых в качестве заинтересованных  в сделке.

Чтобы выяснить, подлежат ли отстранению от участия в общем собрании акционеры, обладающие (с учетом своих аффилированных лиц) 20 и боле % голосующих акций, либо любые акционеры, имеющие возможность оказывать влияние на принятие решения контрагентом общества, необходимо более подробно рассмотреть правила определения необходимого числа голосов и кворума общего собрания акционеров. Поскольку совершенно очевидно, что даже самый хороший механизм принятия решения не будет иметь никакого смысла без возможности его применения, «работоспособность» норм об одобрении сделок с заинтересованностью будет напрямую зависеть и от возможности собрать необходимое количество голосов.

Прежде всего, необходимо отметить, что для принятия решения общим собранием акционеров по общему правилу требуется участие акционеров, владеющих более чем 50 % от общего числа голосующих акций (п. 1 ст. 58 Закона об АО).[2] Поскольку голосование по вопросу одобрения сделки с заинтересованностью осуществляется (по отношению к общему правилу) «разным составом голосующих», определение кворума для принятия решения по этому вопросу также должно осуществляется отдельно.[3]  В то же время, несмотря на установленный п. 4 ст. 83 Закона об АО специальный состав голосующих по вопросу одобрения сделки с заинтересованностью, действующий закон не содержит специальных требований к кворуму по данному вопросу, устанавливая лишь необходимость принятия такого решения большинством голосов всех не заинтересованных в совершении сделки акционеров - владельцев голосующих акций. Не устанавливается никаких дополнительных требований к кворуму и в ст. 49 Закона об АО, определяющей особенности голосования по различным видам вопросов. При этом п. 3 указанной статьи со ссылкой на п.п. 15 п. 1 ст. 48 устанавливает требование об одобрении сделок с заинтересованностью общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если иное не установлено уставом общества.

Вопрос определения кворума для одобрения сделки с заинтересованностью не находит четкого ответа и в арбитражной практике. В частности, п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 только обращает внимание на необходимость принятия решения об одобрении сделки с заинтересованностью большинством голосов всех не заинтересованных в совершении сделки акционеров - владельцев голосующих акций, а не только присутствующих на собрании. Регулирование данного вопроса также отсутствует и в законе об ООО, п.3 ст. 45 которого предусматривает процедуру принятия решения общим собранием участников в аналогичном случае большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в совершении такой сделки. Отсутствие четких требований к кворуму общего собрания акционеров при одобрении сделок с заинтересованностью приводит к появлению как минимум двух различных точек зрения. В соответствии  с первой, при отсутствие специальных указаний в законе, подлежит применению общее правило, сформулированное п. 1 ст. 58 Закона об АО. При этом для возникновения возможности принятия решения будет необходимым как присутствие акционеров, владеющих более чем 50 % от общего числа голосующих акций  (образующих кворум), так и наличие среди них более чем 50% всех незаинтересованных в сделке акционеров (непосредственно для принятия решения).

Согласно второй точки зрения кворум для одобрения сделки с заинтересованностью образуется при участии в собрании более чем 50% всех незаинтересованных в сделке акционеров. Данное мнение обосновывается тем обстоятельством, что, поскольку в соответствии п. 1 ст. 58 Закона об АО для образования кворума необходимо более чем 50 % от общего числа голосующих акций, а при принятии решения об одобрении сделки с заинтересованностью голосующими окажутся только акции незаинтересованных акционеров, то для образования кворума по данному вопросу достаточно наличия акционеров, имеющих право голоса по 50 % акций плюс одна акция.

Вполне вероятна ситуация, когда в акционерном обществе, уставный капитал которого представлен 100 акциями, заинтересованными в сделке  оказываются владельцы 50 акций. Если же на общее собрание пришли незаинтересованные акционеры, имеющие 30 акций, то, в первом случае одобрение данной сделки будет невозможно в принципе, а во втором для него потребуется 26 голосов. Еще более интересной станет ситуация, если на повторном собрании окажутся представленными 16 акций. При этом, поскольку в соответствии с п. 3 ст. 58 Закона об АО для правомочности повторного общего собрания достаточно присутствия акционеров, обладающих более че 30 % голосующих акций общества, возможность принятия решения возникнет в первом случае при наличии 31 голоса, образующего кворум, 26 из которых должны составлять незаинтересованные акционеры, а во втором- при наличии 16 незаинтересованных (более чем 30% от 50), образующих кворум, при необходимости тех же 26 незаинтересованных для принятия решения большинством от всех незаинтересованных акционеров.

Поскольку при использовании второго подхода в описанном случае возникает абсурдная ситуация, в которой необходимое для принятия решения числа голосов оказывается больше, чем требуется для образования кворума, более правильной представляется первая точка зрения, предусматривающая необходимость определения кворума исходя из общего числа акционеров. Таким образом, для правомочности принятого на собрании акционеров решения будет необходимым как присутствие на нем акционеров, владеющих  более чем 50% голосующих акций, так и одобрение сделки большинством голосов всех незаинтересованных в сделке акционеров.

 

При учете приведенных выше обстоятельств становится очевидным, что вопрос выбора способа определения заинтересованности акционера для отстранения его от участия в голосовании может иметь определяющие значение для принимаемого решения, поскольку уменьшение необходимого для принятия решения числа голосов при наличии кворума, определяемого исходя из числа как заинтересованных, так и незаинтересованных акционеров, является своего рода инструментом для преодоления сопротивления[4]. В то же время, сложно отрицать, что возможность варьирования методом выбора отстраняемых от голосования акционеров является аналогичным инструментом, позволяющим в определенной степени воздействовать на принимаемое решение. Учитывая наличие возможности корректировки принимаемого решения путем манипулирования требованиями как к кворуму, так и числу незаинтересованных акционеров, представляется необходимым рассмотреть имеющиеся позиции по вопросу отстранения акционеров от голосования с учетом приведенных выше подходов к определению кворума.

На первый взгляд, наиболее защищающей общество представляется позиция, согласно которой для признания акционера заинтересованным в целях отстранения от участия в голосовании не требуется превышения им 20 % порога владения. Иными словами, при подобном подходе отстраняться от участия в голосовании должен не только крупный акционер, но и вообще любой, имеющий связь с контрагентом. Необходимость отстранения от участия в голосовании  каждого акционера, имеющего связь с контрагентом, представляется логичной, поскольку вероятность предпочтения им собственной выгоды интересам общества при голосовании по вопросу одобрения сделки также представляется весьма высокой.  Первая позиция следует из буквального толкования текста положения п. 4 ст. 83 Закона об АО, устанавливающего необходимость принятия решения об одобрении сделки с заинтересованностью «большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров - владельцев голосующих акций». При этом наличие в данной норме слова «всех» рассматривается сторонниками первой позиции в качестве обоснования необходимости отстранения от участия в голосовании также «всех» имеющих отношение к контрагенту по сделке акционеров вне зависимости от размера принадлежащего им пакета акций. Несмотря на определенную сомнительность приведенного толкования, сложно отрицать, что предпочтение акционером личной выгоды в ущерб интересам общества по своей сути является следствием человеческой природы и практически не зависит от размера принадлежащего пакета акций. Соответственно, поскольку в случае наличия достаточно большего количества несвязанных между собой миноритарных акционеров невыгодное обществу решение все же может быть принято, отстранение от участия в голосовании любого связанного с контрагентом акционера  будет способствовать лучшей защите интересов общества.

Таким образом, последствием применения первой точки зрения, предусматривающей необходимость отстранения акционера вне зависимости от количества принадлежащих ему акций,  будет являться большая степень защищенности общества, поскольку от участия в одобрении отстранится большее число потенциально заинтересованных лиц[5].           При этом в случае определения кворума  по принципу «более 50 % незаинтересованных акционеров» увеличивается вероятность возникновения ситуаций, в которых требования к кворуму оказываются ниже, чем к количеству голосов, необходимых для одобрения сделки. В случае же  определения кворума по общему принципу возможным негативным последствием является определенная уязвимость процедуры в случае бойкотирование общего собрания заинтересованными акционерами с целью уменьшения их общего числа ниже уровня кворума. В то же время, поскольку действующее законодательство предусматривает механизм проведения повторного собрания при пониженном уровне кворума, вариант определения кворума «исходя из общего числа акционеров» представляется более предпочтительным.

 

Вторая точка зрения предполагает возможность установления заинтересованности  акционера для целей применения п. 4 ст. 83 Закона об АО только в случае, если такой акционер имеет 20 и более % голосующих акций общества. При более подробном рассмотрении именно вторая точка зрения  представляется более правильной, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 81 Закона об АО под заинтересованным в совершении сделки акционером, понимается только лицо, имеющее 20 и более % голосующих акций общества. Данная позиция представляется более убедительной и по той причине, что заинтересованность лица применительно к осуществляемой обществом сделке выражается не только в обусловленной  определенным отношением к контрагенту общества возможности получения «персональной выгоды», но и наличием у данного лица возможности оказывать влияние на принимаемое обществом решение. Очевидно, что незначительный процент владения акциями общества сам по себе не предполагает возможности влияния на само общество. В то же время, сложно отрицать, что объективно существующая вероятность голосования миноритарных акционеров исходя из принципа удовлетворения личной выгоды в случае применения второй позиции может приводить к заключению невыгодной обществу сделки.[6]

Таким образом, последствием применения второй точки зрения, предусматривающей принцип отстранения акционера при наличии у него как минимум 20 % голосующих акций, будет являться  участие в голосовании по одобрению сделки потенциально заинтересованных лиц. Тем не менее, данное положение лучше согласуется с другими нормами закона об АО, поскольку основывается на единых критериях заинтересованности. Кроме того, по отношению к крупным акционерам общество имеет определенный механизм контроля, заключающийся наличии обязанности раскрытия информации и ответственности за ее непредставление[7]. Что же касается требований к кворуму, то, также как и в предыдущем примере, в случае определения кворума исходя из числа исключительно незаинтересованных акционеров при проведении повторного голосования с пониженным требованием к кворуму возможно возникновение нелогичной ситуации, при которой требования к кворуму окажутся ниже, чем к количеству голосов, необходимых для одобрения сделки.

 

Очевидно, что из всех перечисленных ситуаций наиболее опасной для принятия неверного решения является та, которая характеризуется отстранением от участия в голосовании максимально возможного числа акционеров при установлении кворума в размере 50% оставшихся. Соответственно, вероятность принятия наиболее  сбалансированного и верного решения возможна при присутствии на собрании акционеров, владеющих  более чем 50% голосующих акций с отстранением от участия в голосовании всех заинтересованных в сделке акционеров независимо от количества их акций. В то же время, поскольку возможность отстранения от участия в голосовании всех акционеров, имеющих личную заинтересованность, законодательно не предусмотрена, а также отсутствуют реально действующие механизмы, способные обеспечить исполнение такой нормы, наиболее предпочтительным из доступных в настоящее время вариантов является принятие решения при присутствии на собрании акционеров, владеющих  более чем 50% голосующих акций с отстранением от участия в голосовании заинтересованных в сделке акционеров, имеющих 20 и более % голосующих акций. Последняя позиция наиболее точно согласуется с другими нормами  закона об АО.

 

Можно предположить, что наиболее эффективным способом принятия выгодного обществу решения является отстранение от участия в голосовании любых акционеров, которые в случае принятия того либо иного решения по рассматриваемому вопросу получат какую-либо иную личную выгоду, отличную от выгоды самого общества и иных акционеров, не имеющих связи с контрагентом.  При этом необходимо учитывать, что какой-либо механизм, позволяющий проверить как наличие, так и отсутствие заинтересованности применительно к любому акционеру в настоящее время отсутствует.  Предусмотренная ст. 82 закона об АО обязанность потенциально признаваемых заинтересованными лиц раскрывать информацию о связанных с ними лицах и предполагаемых сделках с наличием заинтересованности в настоящее время вряд ли может быть отнесена к успешно работающим даже с учетом необходимости раскрытия данной информации только крупными акционерами и наличия предусмотренной за непредставление информации ответственности в форме возмещения причиненных обществу убытков.   Тем не менее, при отсутствии иных механизмов, наличие данных норм все же имеет положительное значение, в некоторых случаях проявляющееся в арбитражной практике.

Не менее важным при отстранении от участия в голосовании всех потенциально заинтересованных акционеров будет вопрос возможных последствий в случае нарушения требований к участию в голосовании данных заинтересованных лиц. Согласно п. 10 ст. 49 Закона об АО решения общего собрания акционеров, принятые при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке. Аналогичного мнения придерживается ВАС РФ в п. 26 постановления Пленума N 19[8], указывая на отсутствие у такого решения юридической силы. Возможно предположить, что, поскольку в случае отстранения от участия в голосовании всех акционеров, потенциально имеющих персональную заинтересованность, при условии отсутствия у общества возможности с достаточной степенью достоверности проверить факт наличия данной заинтересованности, неизбежны нарушения указанных норм как путем участия в голосовании имеющих персональную заинтересованность акционеров, так и путем отстранения от участия в голосовании  не имеющих такой заинтересованности лиц. Соответственно, при достаточно большой величине данных нарушений появится вероятность недействительности принятых решений. В то же время, поскольку в силу п. 1 ст. 84 Закона об АО заключенная с нарушением процедуры одобрения сделка сохраняет силу в ряде случаев, в том числе при отсутствии в результате ее совершения убытков, предполагаемая вероятность нарушения стабильности гражданского оборота представляется не очень высокой.

Учитывая изложенное, в качестве возможной меры для обеспечения принятя наиболее выгодного обществу решения можно рассматривать введение процедуры декларирования акционерами отсутствия персональной заинтересованности при голосовании по вопросу одобрения сделки. Необходимым условием для этого является сохранение стабильности гражданского оборота, обеспечиваемой в настоящее время указанными положениями о сохранении силы сделки. В качестве меры по обеспечению исполнения обязанности по декларированию личного интереса при этом возможно распространение действия п. 2 ст. 84 Закона об АО на имеющих персональный интерес акционеров в случае причинения убытков обществу.



[1] То есть «при наличии обстоятельств, указанных в части 2 того же пункта, а именно: если указанные лица, их родственники, названные в Законе (члены семьи), или аффилированные лица являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; если кто-либо из этих лиц является владельцем (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентов акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в данной сделке; если кто-то из перечисленных лиц занимает должности в органах управления юридического лица, участвующего в совершении сделки или являющегося выгодоприобретателем, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица»- п. 33 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"

[2] В случае отсутствия кворума в соответствии с п. 3 указанной статьи может быть проведено повторное общее собрание для правомочия которого достаточно участия акционеров, владеющих более чем 30% голосующих акций.

[3] п. 2 ст. 58 Закона об АО

[4] В качестве подобного рода «инструментов» в настоящее время  также можно рассматривать механизм отстранения от участия в голосовании акционеров независимо от количества принадлежащих им акций

[5] Т.е. получающих от сделки «персональную выгоды», отличную от выгоды иных акционеров.

[6] Если в приводимом выше примере с акционерным обществом, УК которого разделен на 100 акций, 50 акционеров имеют личную заинтересованность  и при этом отстраняются только 40, возможно предположить, что голоса незаинтересованных акционеров распределятся в пропорции 1/1. В то же время, голосование 10 не отстраненных заинтересованных акционеров с большой степенью вероятности образует в сумме с незаинтересованными  35 голосов за принятие невыгодного решения, что приведет к его принятию с перевесом в 5 голосов.

[7]Обязанность доведения до сведения совета директоров общества, ревизионной комиссии (ревизора) и аудитора общества установленной информации  по ст. 82 ФЗ об АО.

[8] п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"